МИГРАНТЫ И ИХ ДЕТИ: СВОИ СРЕДИ СВОИХ, ЧУЖИЕ СРЕДИ НАС…

148
Фото: migranto.ru

После трагедии 22 марта волей-неволей приходится задумываться над более глубоким осмыслением сложившейся миграционной политики государства и необходимостью решения вопросов, которые наиболее дальновидные наши сограждане поднимали еще 10, 15, даже 20 лет тому назад. Об изъянах этой самой миграционной политики в России сегодня не говорит только ленивый, и горячие головы уже призывают к немедленной депортации всех граждан Средней Азии без разбора. Но давайте спокойно и без эмоций проанализируем некоторые причины того, зачем они к нам едут в таком количестве, что их сюда притягивает как магнитом. И заодно задумаемся, что делать с теми, кто родился уже здесь, но продолжает жить по законам своей исторической родины.

Хорошо там, где мы есть

В 90-х годах, после серии среднеазиатских «майданов», в недавно еще братских республиках начались гонения на русских и других русскоговорящих народов нетитульной нации. Внезапно у всех резко повысился градус «национального самосознания», поэтому русские, понастроившие за 60 с лишним лет заводов, школ, больниц в современных городах на месте захудалых кишлаков, заново отстроившие Ташкент после разрушительного землетрясения 1966 года, стали здесь «персонами нон  грата». Их вынуждали уйти – силой и угрозами. И они ушли. А таджики, киргизы и узбеки, почти забывшие русский язык и общую с нами историю, через некоторое время вдруг почувствовали такую острую потребность покинуть свою свободную и независимую ни от кого историческую родину и отправиться вслед за уехавшими «оккупантами» в Россию, там где по их мнению сытно и тепло.  

Причин этого много. Первая, как водится, экономическая. На сегодняшний день Таджикистан – самая бедная среднеазиатская республика. На втором месте по бедности – Киргизия (ныне – Кыргызстан). Более-менее успешно в последнее время развивается Узбекистан, что не мешает немалой части его трудоспособного населения выезжать на заработки в соседние регионы. В 2022 году из этой республики в нашу страну приехали 4,9 млн человек, из Киргизии – «всего» миллион, а из Таджикистана – 3,1 млн.  человек.   (данные взяты из открытых источников)

При этом в Узбекистане численность населения на конец 2023 года составляла свыше 36 млн человек, в Киргизии – чуть более 7 млн, а в Таджикистане – 10 млн человек, то есть из него в РФ приехала почти треть жителей.   

Что касается Новосибирской области, то, по данным ГУ МВД России по НСО, только в первом полугодии 2023 года на миграционный учет встали более 76,7 тыс. человек. Большинство из них – граждане Узбекистана (около 28,2 тыс.); на втором месте граждане Таджикистана (более 24,7), на третьем – Киргизии (11,4 тыс. человек).

По данным из того же источника, осенью прошлого года, в общей  сложности с  2020 по 2023-й годы российское гражданство в  регионе    получили: в  2020-м году – более 10 тыс. иностранных граждан и  лиц  без гражданства, в  2021-м  – более 14 тыс., в  2022 – более 17 тыс.  прибывших иностранцев. За 7 месяцев 2023-го года нашими согражданами стали более 7 тыс. из ближнего зарубежья.

Часть из них, несомненно, – бывшие граждане Украины, часть – из близлежащего Казахстана. Кроме того, среди «новых сибиряков» есть и   корейцы, и турки, и прочие народы.  Но, судя по изменению национального состава обычных пешеходов на улицах города, большинство получивших паспорт РФ на территории Новосибирска – выходцы из Средней Азии.    

Среди этих смуглолицых пешеходов немало молодых женщин с маленькими детьми. Это жены «иностранных специалистов». Здесь они находятся, скорее всего, по второй причине, которой является бесплатное родовспоможение. Даже если дама, закутанная в хиджаб, не имеет ни регистрации, ни полиса медицинского страхования, не может связать двух слов на русском языке, когда при родах ей вызывают скорую помощь, она доставляется в роддом и рожает там «на общих основаниях».

Отсюда третья, вытекающая из второй, причина, заставляющая восточных женщин покинуть солнечную родину и ехать в заснеженную Сибирь: увеличивающаяся в России с каждым годом социальная поддержка семей с детьми, особенно многодетных.

Дело в том, что республики Средней Азии на сегодняшний день переживают «бэби-бум». Уровень рождаемости в Таджикистане составляет 20,73 на 1000 человек (2022 г.); в  Киргизии 24,0 (2020 г.) ; в  Узбекистане, по данным  на  2022  год,  – 26,2 рождений на  1000 человек   (для  сравнения: в  России  этот показатель составляет 9,0 за тот же  2022 год). В большинстве семей в этих странах более трех детей.

А детей нужно кормить, обеспечивать всем необходимым, поэтому поток прибывающих в нашу страну женщин в никабах, хиджабах и прочих элементах национальных одежд не иссякает. Им, в принципе, даже не нужна работа, им не нужен язык страны пребывания, их цель – получить вожделенный паспорт, дающий право на пособия. При этом матерей мало волнует социализация собственных детей – как рожденных «дома», так и в России. Привыкшие жить в замкнутых национальных анклавах, зная  русский язык, как  правило, на  уровне, не  предполагающем  свободное  общение  с  коренным  населением, мигрантки и  в  России  продолжают  жить по  своим  законам  и  традициям.

Один в поле не воин?

В Новосибирске работает Католическаий центр “Каритас” (в этом году он стали победителями конкурса по предоставлению грантов в форме субсидий из областного бюджета Новосибирской области социально ориентированным некоммерческим организациям). Этот центр давно уже занимается оказанием помощи женщинам с детьми, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Среди его подопечных есть и матери – уроженки республик Средней Азии. Как правило, они совсем немного или даже   очень плохо владеют русским, поэтому помощь им – дело весьма непростое. Для решения проблемы их социализации центром и был создан разработан проект под названием «Интеграция семей мигрантов в местное сообщество». Его бюджет составляет, в общей сложности, 2 884 428 рублей, из которых средств областного гранта всего 499 600 рублей, остальное – софинансирование.

В обоснование социальной значимости своего проекта его авторы указывают, что трудовые мигранты-мужчины, приехав на заработки, быстрее адаптируются к жизни в Сибири. А затем, после того как они решают остаться в Новосибирске надолго, перевозят сюда свои семьи, чаще всего – многодетные. Но когда их чада подрастают, начинаются проблемы.

Вот как это описывается в проекте:

«Мамы, которые сидят с маленькими детьми, и дети школьного возраста сталкиваются с серьезными трудностями в интеграции из-за незнания русского языка, смены круга общения, незнания жизни большого города.

Устройство в школу ребенка с низким уровнем владения русским языком вызывает большие трудности. Он не усваивает школьную программу, не может объяснить элементарные вещи, тормозит работу всего класса. Это, в свою очередь, вызывает негативную реакцию учителей и родителей местных детей, провоцирует конфликты на национальной почве».

Фото: из открытых источников

Можно еще добавить, что «горячие восточные подростки», чтобы   чувствовать себя уверенней в незнакомой и не всегда доброжелательной обстановке, сбиваются в группы, а затем терроризируют русских детей – более успешных и более социализированных.

За примерами далеко ходить не надо: печальная история русского мальчика из школы в селе Новолуговом два года назад взбудоражила весь регион. В январе  этого года «прославилась» городская школа № 47, где  родители обычных учеников  жаловались на  агрессию со стороны  детей мигрантов, а  позднее  стало известно  о поручении  главы Следственного комитета России А. Бастрыкина СУ СКР по Новосибирской области «провести проверку по факту противоправных действий» таких же юных «иностранцев» в одной из новосибирских школ. Детали этих действий не раскрываются, но можно легко догадаться о них по аналогичной ситуации в других школах, где учатся дети новых граждан России родом из Средней Азии.   

«Первый этап интеграции состоит в изучении языка, – говорится в документах проекта. – Но родители не могут в этом помочь ребенку, так как сами не владеют языком, а средств на репетитора нет. Семьи, которые к нам обращаются, являются малообеспеченными, работает часто только папа, большая часть средств уходит на оплату съемного жилья.

Также сложность интеграции детей в местном сообществе состоит в том, что они не знают местных традиций и устоев, культурной среды. Это выражается в простых вещах – культура питания, гигиена, умение пользоваться общественным транспортом, ориентация в жизни огромного города. Семья не может помочь им в этом, так как родители продолжают жить своими традициями, по сути, меняя только географию места проживания.

Третий аспект интеграции – наличие безопасного круга общения, в котором есть дети-носители языка. Замкнутые в силу возраста и обстоятельств в семейном кругу, дети часто не имеют местных друзей. Это ограничивает их возможности в развитии, изучении языка и интеграции.

Родителям также требуется помощь в интеграции, их основной запрос – устройство детей в школу, оформление документов, понимание культурных и бытовых норм при общении с соседями, местным населением в учреждениях и т.д. Эти и другие вопросы будут решаться с родителями в рамках социального консультирования с педагогами».

Пора расставлять точки над i

Несмотря на такие благие намерения и внушительный бюджет, сил одной этой религиозной организации слишком мало для того, чтобы оказать серьезное влияние на изменение ситуации в городе. Даже при успешном выполнении заявленной цели – «Содействие социокультурной интеграции семей мигрантов в местное сообщество г. Новосибирска» – их усилия, что называется, капля в море.  Отсюда, решение наболевшей проблемы должно исходить от тех, кто имеет для этого реальные возможности и рычаги власти.

В первую очередь, надо, наконец, определиться с тем, какова действительная потребность в низкоквалифицированной рабочей силе на территории Новосибирска и Новосибирской области. Именно низкоквалифицированной, потому что среди приезжих мизерный процент образованных людей.  И «плясать» уже нужно от этих цифр.

Далее, необходимо решить вопрос с пребыванием в регионе  неработающих жен и  многочисленной родни «иностранных специалистов», так  как, в  случае  получения  ими гражданства России,  это создает дополнительную нагрузку  на  бюджет города  и  области в  виде выплат социальных пособий, пенсий и оплаты льгот многодетным семьям.   

И, что немаловажно, с детьми тех, кто находится здесь на законных основаниях, должна вестись планомерная и постоянная работа по преодолению существующей на сегодняшний день национальной изолированности и пресечению фактов ксенофобии со стороны мигрантских   сообществ разного возраста. У нас есть опыт существования  «семьи  народов» в Российской  империи  и в СССР, поэтому  не  нужно выдумывать  новых рецептов, а  необходимо  обратиться к  проверенным практикам тех времен,  естественно, адаптировав  их к  существующим  реалиям.

Не стоит забывать мудрое высказывание поэта Сергея Михалкова: «Сегодня дети, завтра – народ». Это относится и к русским детям, и к тем, чьи родители приехали к нам без камня за пазухой и готовы жить вместе с нами мирно и дружно. Они тоже являются частью российского народа, и от нас сегодня зависит, какой – здоровой или гнилой, – она будет.            

Автор: Галина Пырх

Обращение к читателям:

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, а также, если Вам есть чем поделиться с жителями города и региона на злободневные темы, обращайтесь в редакцию.

И не забудьте подписаться на нас в соцсетях: Мы присутствуем в ресурсах:


ЯндексДзен
Вконтакте
Одноклассники
Telegram