Русский Новосибирск вымирает – однако региональные чиновники считают, что оснований для беспокойства нет 

122
Фото: polinka.top

Спад рождаемости в стране, начавшийся в «святые» 90-е, не прекращается по сию пору, вызывая озабоченность ученых, политиков и экономистов – и,  как ни странно, беззаботное, легкомысленно-равнодушное отношение к этому процессу российских граждан, словно данная проблема их вообще не касается.

 Президент России со всех экранов не перестает твердить на всю страну о необходимости улучшения демографической ситуации – народ отвечает на эти призывы увеличением числа разводов и упорным нежеланием рожать наследников. Чиновники на местах имитируют бурную деятельность, а результатов нет, население, причем коренное, как вымирало, так и вымирает потихоньку.    

Новосибирская область и сам Новосибирск в этом отношении весьма показательны.  

Вот статистические данные за последние пять лет, опубликованные  в средствах  массовой информации, а также  в «Региональной программе, направленной на повышение рождаемости на территории Новосибирской области на период 2023–2025 гг. и достижение целевых показателей абсолютного числа рождений ежегодно и на перспективу до 2030 года».

В 2018 году в Новосибирской области на свет появилось 32 673 младенцев, умерло 36 168 человек, убыль населения составила 3 495 человек.

В 2019 году родилось 30 023 ребенка, умерло 35 774, убыль – 5 751 человек.

В 2020 году в НСО родилось 28 859 детей (на 4 % меньше, чем годом ранее), умерло 42 692 человек, убыль – 13 592.

В 2021 году родилось 28 273 детей, умерло 47 200, убыль – 18 693 человек.

В 2022 году родился 26 751ребенок, умерло 38 389, убыль – 11 413.

В 2023 году родилось 26 022 ребенка, умерло 35 690, убыль – 9 668 человек.

За январь-март 2024 года родилось 6 075 детей, умерло 9 511, убыль составила -3 436 человек.   

Три «ковидных» года – 2020,  2021 и 2022 – существенно сказались на показателях смертности и негативно отразились на рождаемости, снизив ее сразу на 12%. Хотя обычно после эпидемий рождаемость увеличивалась – люди инстинктивно пытаются восполнить понесенные потери. Здесь же не помог даже повсеместный переход на  «удаленку».

При подсчете убыли населения к «обычным» смертям смело можно приплюсовать и смерти зачатых, но не рожденных детей.

По данным, указанным  в упомянутой «Региональной программе…», в 2018 году в результате аборта погиб 16 541 ребенок, в  2019 году  – 15 290; в 2020 году – 13 364; в 2021 году – 11 534; в  2022 году – 10 977; в  2023 году,  в результате аборта умерли около 7 600 детей. Итого, за 5 лет область не досчиталась – 75 306 потенциальных жителей.  

А теперь сравните эти показатели с данными в той же «Региональной программе…» о прибывших в регион мигрантах (то есть тех, кто прибыл и встал на учет в УВМ ГУ МВД России  по Новосибирской области). В ней нет указания на национальный состав и на то, откуда именно они к нам приехали, но что-то подсказывает, что коренных  жителей России в их числе не так уж и  много.

В  2018 году в наш регион прибыло 90 869 человек, в 2019 – 81 920, в  2020 – 72 930, в 2021 – 79 455 человек.  На два  последних года  сведений в «Региональной программе…» нет, поэтому дополним информацию статистикой ГУ МВД России по НСО о получивших российское гражданство иностранцах за  неполные три  года – с 2020 по  июль 2023.

За 2020 год нашими соотечественниками стали более 10 тысяч иностранных граждан и лиц без гражданства; за 2021 год – более 14 тысяч; за 2022 год – более 17 тысяч; за 7 месяцев 2023 года более 7 тысяч иностранных граждан и  лиц без гражданства получили паспорт  гражданина  Российской  Федерации.

Вот за счет этого притока лиц неславянской национальности  Новосибирску  и удается  еще поддерживать статус  города-миллионника. Но тенденция замены русских на новых граждан России, эмигрировавших из бывших братских республик налицо. Все больше смуглолицых ребятишек на детских площадках, все больше в школах учеников со среднеазиатскими именами и фамилиями.

Но оставим пока в стороне все сопутствующие этим невеселым фактам проблемы и зададимся нашим излюбленным вопросом: что делать и кто виноват? Что сделать, чтобы коренные жители начали рожать детей и кто виноват в том, что этого год от года не происходит?

Тут, опять же,  ответов может быть  много, поэтому мы максимально сузим вопрос: что должна сделать наша власть, чтобы коренное  население  Новосибирской области не вымирало столь  стремительно? 

 Наверное, прежде всего, разработать продуманную до мелочей стратегию семейной политики, направленную на то, чтобы жители мегаполиса и области осознали: государство, местная власть заинтересованы в том, чтобы люди создавали семьи, рождали детей, продолжали свой род на этой сибирской земле. Власть должна  быть заинтересована  в первую очередь в  сохранении и  увеличении  количества  многодетных семей коренного населения – ведь именно они не дают нам окончательно рухнуть в пресловутую  демографическую яму.

На сегодня же их число, согласно информации из все той же «Региональной программы…», составляет мизерный процент. По состоянию на  2020 год женщин, имеющих троих  детей,  в Новосибирской области было всего 4,71%,  четверых – 0,98%, пятерых и  более – 0,56%. 

А знаете, почему? Да потому, что одной из главных проблем многодетных семей в  нашем регионе  является отсутствие жилья. Особенно остро эта  проблема  стоит в  Новосибирске. 

Например, отец восьмерых детей Евгений Белозеров, живущий в  Ленинском  районе в  перестроенном дачном домике, подсчитал, что он, стоящий 44-м в очереди  нуждающихся в жилье многодетных семей, получит  его не ранее чем… через 200 лет, так как этой категории  льготников выделяется одна (!) квартира раз в три года.  И  это при  том, что  наш город  является лидером по жилищному строительству! Евгению даже пришлось отправиться в Москву и организовать там «семейный пикет», чтобы привлечь внимание к своей беде, похоже в столице Сибири его никто так и не захотел услышать.

Еще одной проблемой, которую местные власти могли бы решить, но не спешат этого делать, является полный сумбур с едиными пособиями на детей. Сегодня в доходы семьи записывают любое вознаграждение и любую помощь, от премии на работе до социальной поддержки банкой тушенки и пачкой печенья, – все это автоматически уменьшает выплаты, не позволяя семьям выбраться из положения малообеспеченных. А цены на продукты, услуги, одежду и пр. растут чуть ли не ежедневно, далеко обгоняя цифры индексации.      

Следующим препятствием, которое в силах устранить только сама  региональная власть, является чрезмерное и неоправданное  вмешательство в  дела семьи органов опеки. Вместо реальной помощи семье как таковой происходит навязывание родителям своего, чиновничьего взгляда на воспитание детей, разрыв внутрисемейных связей из-за неуемного желания ставить интересы и  права ребенка  выше  интересов  взрослых членов  семьи.

Одним из ярчайших примеров этого является история полугодовой давности, когда в Колыванском районе вместо помощи в приобретении дров органы опеки в 35-градусный мороз оставили мать замерзать в пустом неотапливаемом доме, забрав детей в приют.  

Миграционная политика в регионе тоже определяется только позицией местной власти. И решение  о том,  кому  отдать предпочтение – выходцам из бывших союзных республик, зачастую не знающим языка,  но зато желающим рожать здесь детей и без лишних забот для чиновников улучшающим демографические  показатели  в  области,  –  либо  своим,  местным молодым  парам, которые требуют серьезных интеллектуальных и финансовых вливаний для  того, чтобы жизнь их будущих детей была полноценной, –  может быть принято исключительно ею.  

Что же касается снижения числа прерываний беременности, то, в  отличие от других российских регионов, наш  минздрав считает, что запрет пропаганды  абортов и  склонения  к нему нарушает права женщин. Очень странно, не правда ли, здесь минздрав права детей – пусть еще не рожденных, но уже живущих, – не учитывает вовсе.

Во все той же «Региональной программе, направленной на повышение рождаемости на территории Новосибирской области на период 2023–2025 гг. и достижение целевых показателей абсолютного числа рождений ежегодно и на перспективу до 2030 года» представлено  довольно спорное  решение этой  актуальной проблемы.

На странице 37 читаем:

«Прерывание беременности проводится в основном медикаментозным методом, что позволяет минимизировать влияние на репродуктивное здоровье женщины. Всем пациенткам, прошедшим прерывание беременности, предлагается проведение реабилитационных мероприятий и назначаются надежные методы контрацепции (выделено нами)».

О том, как назначение «надежных методов контрацепции» согласуется   с целью государственной программы, направленной, теоретически, на улучшение демографии в регионе, наверно знают только сами чиновники.

И далее:

 «Проблему абортов следует решать не путем введения законопроектов, исключающих данную операцию в рамках обязательного медицинского страхования, а комплексом мер по работе с населением. С этой целью в опросе респондентам предлагался открытый вопрос о конкретных мерах предупреждения и решения проблемы абортов. Самым распространенным оказался ответ о просветительской деятельности в сфере сексуального образования. Интерпретация этой деятельности может быть самой разной – от свободных лекций и материалов в средствах массовой информации для населения, до введения в школах обязательного урока полового воспитания. Популярными так же были ответы о повышенной материальной и социальной поддержке материнства и молодых семей, популяризации и повышении доступности средств контрацепции.

Министерством здравоохранения Новосибирской области при разработке мер, направленных на повышение рождаемости, большое внимание уделяется улучшению репродуктивного здоровья населения, профилактике и снижению числа абортов.

Реализуются мероприятия Государственной программы «Развитие здравоохранения Новосибирской области», утвержденной постановлением Правительства Новосибирской области от 07.05.2013 № 199-п (далее – Государственная программа). В качестве профилактических мер применяется информационная кампания о вреде абортов, особенно при первой беременности, о безопасной и эффективной контрацепции, о необходимости наблюдения за здоровьем женщин, использующих внутриматочную спираль и гормональные контрацептивные препараты» (стр. 39).

Хотелось бы отметить, что социальная поддержка материнства и молодых семей – и «популяризация и повышение доступности средств контрацепции», а также «информационная кампания о безопасной и эффективной контрацепции» являются взаимоисключающими понятиями в плане повышения рождаемости.

Всё вышеперечисленное – это только малая часть нерешенных (и не решаемых на сегодня) проблем, мешающих жителям Новосибирска и районов области выбраться из демографической ямы, куда мы катимся со все увеличивающейся скоростью.   

2 июля Президент России Владимир Путин после совместного заседания с представителями наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив (далее – АСИ) поручил Агентству оказать методическую поддержку регионам страны в вопросах улучшения местных программ по повышению рождаемости и поддержке беременных женщин.

Будем надеяться, что АСИ поможет нашему министерству труда и социального развития, ответственному за выполнение «Региональной программы…», в конце концов определиться с ее целями и задачами, чтобы не путать в дальнейшем «выработку эффективных мер, влияющих на репродуктивное поведение населения и общее число рождений» с «популяризацией и пропагандой безопасной контрацепции».

Министерству стоит также взять пример с комитета по социальной политике областного Законодательного собрания, который собирается в самое ближайшее время, с подачи вице-спикера ЗС Андрея Панферова, обсудить возможность принятия закона о запрете склонения к аборту в медучреждениях, подобного уже принятым в шести регионах страны. Это  решение  как  раз и  будет одной из конкретных мер по выходу  региона  из демографического кризиса  не  за счет мигрантов, а за  счет увеличения  числа  коренного населения Новосибирской  области.

В  качестве  последней «информации  к размышлению» напомним, что часть районов нашей области являются приграничными. Если они  обезлюдят, то кто защитит эти земли? Не станут ли они со временем предметом вполне обоснованных территориальных претензий соседнего государства? Ведь демографическая ситуация в стране не зря беспокоит нашего президента – ее ухудшение одновременно осложняет и решение проблемы национальной безопасности.

Наверно стоит, о чем задуматься   региональным властям, да и нам самим не помешало бы.   

Галина Пырх   

Материалы данной статьи защищены авторским правом и принадлежат каналу Метафора ТВ. Любое их копирование, либо частичное использование разрешено только с указанием гиперссылки на первоисточник.

Обращение к читателям:

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, а также, если Вам есть чем поделиться с жителями города и региона на злободневные темы, обращайтесь в редакцию.

И не забудьте подписаться на нас в соцсетях: Мы присутствуем в:

ЯндексДзен
Вконтакте
Одноклассники
Telegram