ГЧП – РАСПРЕДЕЛЕНИЕ вложений и рисков или РАСПИЛ бюджетных средств ?

206
Фото: пресс-службы правительства Новосибирской области

Так,  в социальных сетях  недавно появился видеосюжет (https://vk.com/video866562_456239160) депутата от КПРФ   в Совете депутатов г. Новосибирска А. Бурмистрова об очередном, уже, к сожалению, традиционном факте «удорожания» еще одного мега проекта, реализуемого на территории нашего региона.    

       Сотрудничество на принципах государственно-частного партнерства (ГЧП) – один из способов развития общественной инфраструктуры, основанный на долгосрочном взаимодействии государства и бизнеса, о том, как реализуется это на территории Новосибирской области мы рассмотрим в нашем лонгриде.

        Напомним нашим читателям, о чем идет речь.

         В феврале 2019 года  министерством  здравоохранения  региона, по результатам конкурсных процедур,  был заключен  крупный государственно-частный проект в сфере  здравоохранения  России  с ООО «Седьмая концессионная компания» (входит в группу компаний ВИС)  на строительство в столице Сибири  –  7  современных медицинских учреждений (поликлиник) с общей мощностью около –  6,5 тысяч  посещений в смену на общую сумму  –  7,8 млрд. руб.   Как официально было заявлено около 80% средств, вложенных в проект, должны быть частные инвестиции.  Соглашение подписано на Российском инвестиционном форуме в Сочи.

        Не понятно, по каким причинам, но реализация этого первого в России государственно – частного партнерства (далее – ГЧП) в сфере здравоохранения как-то с самого начала не заладилась у нас в Сибири.  Может климат не тот, что в Сочи, а может быть здесь как раз и к месту вспомнить народную мудрость утверждающую, что первый блин всегда комом. Но что-то здесь явно не так. Попробуем во всем разобраться сами.

         Первоначально проектирование планировалось завершить в августе 2020 года, а строительство через два года спустя. Однако сроки окончания строительства неоднократно сдвигались,  в основном  из-за поправок в проект. В итоге проектирование последней седьмой поликлиники было завершено только в ноябре 2021 года.  А само строительство началось уже во второй половине прошлого года.  Предполагаемый срок сдачи первых трех зданий в 2023 году, а еще четырех   в 2024 году. Но и эти даты, как оказывается, не окончательны и, по словам экспертов, могут быть сдвинуты, поскольку строительство по ряду объектов уже идет с отставанием.

         Непонятная всем чехарда идет и со стоимостью объектов.   Первоначальная их стоимость как-то сразу резко выросла в конце 2021 года практически в 2 раза   до – 14,9 млрд. рублей; в середине  2022 года  до – 19,5 млрд. рублей, а во втором полугодии 2022 года   аж  до –  21,3 млрд.  рублей.   Практически  в 3 раза  (!!!).   И это тоже оказывается, по мнению экспертов, не предел.  Как говорится еще не вечер, и до 2024г. надо как-то дожить.  Посмотрим, что в итоге получится.   

         Кстати, по поводу увеличения стоимости строительства надо отметить, что партнеры в соглашение   предусмотрительно заложили один важный пунктик, в котором отражено, что в случае увеличения сметной стоимости   проекта увеличивается и сумма возмещения, которая выплачивается «частному партнеру» из областного бюджета (!).   

        В соглашении есть еще много чего интересного, мы тоже по ним пробежимся дальше.  Так основную часть стоимости строительства поликлиник по соглашению должен финансировать непосредственно   частный партнер за счет займов и кредитов, а вот расходы на погашение кредитов и уплату процентов по ним должны возмещаться из областного бюджета. Если честно, этот механизм государственно-частного партнерства не совсем понятен.

         Так и хочется задать региональным властям вопрос из фольклорного жанра – а зачем попу гармонь? или зайцу пятая нога? Зачем вообще нужна эта  дополнительная прокладка между областным бюджетом и кредитной организацией. Разве регион не может сам, в рамках государственных контрактов, построить всю эту инфраструктуру в сфере здравоохранения, без этих модных концессий, которые на поверку как показывает практика (мусорная концессия, строительство нового моста через Обь и т.д.) выходят боком для нашего региона. Деньги что ли бюджетные девать некуда?      

          Кстати, концессионная компания увеличение стоимости строительства объясняет ростом цен на стройматериалы, а также необходимостью финансировать проект за счет коммерческих кредитов (!).  В принципе позиция частного партнера понятна, они деньги зарабатывают. А вот позиция региональных чиновников и народных избранников нам не совсем понятна. 

          По мнению региональных властей, оказывается все идет по плану (только вот не совсем понятно по чьему плану).  Так на пресс-конференции в марте 2020г. губернатор Новосибирской области заверил всех, что все семь медучреждений, как и планируется, будут введены в эксплуатацию к 2023 году. Однако уже в феврале 2022 года высокопоставленный чиновник   констатировал, что четыре поликлиники все-таки не удастся ввести в 2022 году. И причина, оказывается, нашлась уважительная – конкурс на выбор подрядчиков не состоялся, потому что заявок не поступило (!). И это как понимать, никто из подрядчиков не хочет строить объекты и зарабатывать деньги, или концессионер что-то с торгами накосячил? А тогда почему власти молчат и никаких мер не предпринимают?  

          У народных избранников условия реализации соглашения все-таки  вызвали некоторые вопросы.  По мнению депутатов законодательного собрания   изменения цены контракта, сроков его исполнения и условий каждый раз были явно не в пользу региона (!). Однако какие конкретно решения по этому поводу были приняты депутатским корпусом пока не известно. Получается так, поговорили, пар спустили и все.   И только несколько депутатов, к чести, нужно сказать, пытаются эту проблему как-то будировать в обществе, но это все равно, что  как глас вопиющего в пустыне. Так как власть их просто игнорирует.

Фото: Михаила Перикова

Не обделило ГЧП своим вниманием и государево око.  Так по заключению прокурорской проверки: «Сложившаяся в области практика заключения таких соглашений не отвечает принципу эффективности использования бюджетных ресурсов, их условия не позволяют правительству области результативно контролировать ход их реализации, защищать имущественные интересы региона, граждан при явных рисках срыва сроков строительства объектов».  В итоге губернатору региона прокурором области даже было вынесено представление, в котором требовалось разработать региональным властям механизм контроля за деятельностью инвесторов при реализации соглашений, предусмотреть их ответственность за нарушение сроков создания социально-значимых объектов, что позволит контролировать работу частной стороны и стимулировать ее к надлежащему исполнению взятых на себя обязательств. Вот все-таки интересно разработали чиновники этот самый механизм, который позволил бы им «стимулировать» частного партнера, чтобы он свои обязательства выполнял в срок и надлежаще,  или они еще пашут в поте лица над этой проблемой.  

         В итоге точку над «i» поставила проверка реализации  концессионного соглашения Контрольно-счётной палатой Новосибирской области (далее – КСП). Она, кстати, и послужила поводом для проведения самого депутатского расследования.

         Так что же крамольного усмотрели аудиторы при реализации данного концессионного соглашения. Давайте рассмотрим материалы КСП, конечно же, с нашими комментариями.

        Из акта следует, что концессионером было выполнено работ на сумму – 924 млн. рублей.   Перечислено в качестве аванса из бюджета области на счета концессионера примерно – 2, 8 млрд. рублей,  из них оплачено за выполненные работы – 829 млн. рублей.  Таким образом, остаток авансовых средств на счетах концессионера составил на дату проверки (ноябрь 2022г.)  почти – 2 млрд. рублей.   

        Так что же это получается, по сути, стройка ведется на бюджетные средства (!), а как же упомянутые ранее 80% частных инвестиций. И где же они эти инвестиции? Оказывается, тоже есть.  

         Так по данным аудиторов за проверяемый период частные инвестиции составили: 136 млн. рублей – займы учредителя и 411 млн. рублей – банковские кредиты.  Вот кто-нибудь  может аргументировано объяснить нам убогим, зачем нужно было брать займы и кредиты (это к вопросу за чей счет банкет, проценты по ним впоследствии должен оплачивать бюджет региона), если на счетах у концессионера лежит почти – 2 млрд. рублей?

         У редакции есть, конечно, своя версия. Это уважаемые читатели для того, чтобы можно было в любой момент показать общественности что, дескать, инвестиции частные есть, вот они.  Кстати, про частные инвестиции в акте есть еще одна интересная информация к размышлению. Так 16.09.2022 года было заключено дополнительное соглашение, в котором  «объем собственных и заемных инвестиций концессионера не установлен» (цитата взята из акта КСП). Так что же получается,  если у инвестора нет денег, а только  займы и кредиты (которые, кстати, область должна будет потом компенсировать)  то, по сути, какой же это инвестор?

        Интересно, а у кого же наш концессионер берет  займы? Оказывается, у своих же учредителей: ООО «Производственная фирма ВИС» и ООО «Национальный медицинский холдинг» (учредителем которых с долей более 90% выступает – АО «Группа ВИС»). А  «Производственная фирма ВИС» к тому же официально еще согласована и в качестве подрядчика.

        Получается то, что концессионер, привлекая займы от своих аффилированных структур тем самым просто заинтересован увеличивать свои затраты, ведь нагрузка по выплате процентов все равно потом ляжет на область.  В акте КСП есть даже вывод, что с учетом того, что все «Расходы на создание поликлиник в полной мере возмещаются из областного бюджета, то у частного партнера отсутствуют какие-либо стимулы сокращать эти расходы». Может быть, этим и  объясняется то факт, что строительство непонятным образом затягивается. Прослеживается явная заинтересованность концессионера в увеличении необоснованных затрат, и тут как говорится ничего личного,  просто бизнес. Получается, что это и есть тот самый основной стимул концессионера, на который, кстати,  обратила внимание прокуратура области.

         Согласно акту, объем капитального гранта (это денежные средства из регионального бюджета, которые выделены на строительство поликлиник)  осенью 2022 года был увеличен с 1,6 до 3,2 миллиарда и, что самое главное: с 10 до 27 миллиардов рублей был увеличен инвестиционный платеж, это возмещение из областного бюджета в пользу частной компании. Итого свыше – 30 млрд. рублей (?) вместо 12.  Интересно, а что же  послужило основанием для такого скачка?  Для наглядности,  разница  в  18 млрд. рублей между тем, что было и что стало по стоимости концессии – это цена строительства нескольких станций метрополитена в Новосибирске и еще одного депо (!).   

         И еще на одну деталь редакция обратила внимание. Так согласно материалам аудиторов   в 2019 и 2021 годах капитальный грант предоставлен за счет собственных средств областного бюджета, а в 2022 году – за счет инфраструктурных бюджетных кредитов из федерального бюджета (!?!).

         Так  что же это получается часть денег выделяемых на стройку – это из областного бюджета, а федеральные деньги – это не субсидии, а  кредит, который придется, потом отдавать опять же  за счет областного бюджета (!!!)  А вообще кто-нибудь из чиновников, депутатов, правоохранителей  обратил внимание на то, что, по сути, за одни и те же деньги  областным властям придется платить проценты дважды – Российской Федерации за инфраструктурный кредит и частному партнеру за заемные деньги, по инвестициям.  Арифметика тут очень проста,  область берет инфраструктурный кредит в Российской Федерации, который нужно отдавать и платить процент по нему. Средства в виде капитального гранта направляются частному партнеру.  Далее часть  средств перечисляется в  аффилированные структуры (учредителю, выступающему в качестве  подрядчика) за оплату работ. А тот  в свою очередь предоставляет частному партнеру  займ под 12% в год, которые  уже оформляются как привлеченные инвестиции. И соответственно  проценты уже ложатся повторным обременением снова на областной бюджет.

        И зачем напрашивается вопрос нам эти все многомиллиардные обременения на десятилетие (так регион по расчетам будет расплачиваться с частным партнером за построенные поликлиники около  – 10 лет).    

        Аргументы властей о том, что частная компания, дескать, вкладывает свои средства, которых в бюджете нет,  отметаем сразу. Какие это частные инвестиции мы видим, аудиторы нам глаза открыли. Да есть и еще веские основания. Посмотрим внимательно Закон Новосибирской области «Об исполнении областного бюджета Новосибирской области за 2021 год», который принят Заксобранием 29.09.2022 года., то увидим, что профицит бюджета составляет почти  – 15,5 млрд. рублей (!). Кстати, 2022 год  тоже  в профиците.  Деньги-то, оказывается, есть в бюджете области,  но они, почему не используются. Почему?   

          И что нас более всего удивило в акте КСП так это то, что по завершению строительства оказывается все здания (поликлиники) остаются в частной собственности (?). В регион передается только медицинское оборудование, которое, кстати, также закупается на бюджетные деньги, ну по крайней мере возмещается частнику.  Не знаю как Вам наши дорогие читатели, а нам это напомнило сюжет из одного фольклорного произведения русского народа «Мужик и медведь». Это где речь идет про доверчивого Мишку и одного ушлого мужичка, которые вступив в своеобразную коллаборацию по разведению различных сельскохозяйственных культур, по окончании сезона делили результаты своего труда. Да, да это про те самые «вершки и корешки». Вам это ничего не напоминает.  Вот и получается в нашей ситуации, что государству, то бишь Мишке остаются одни убытки (оплата процентов по кредиту, возмещение затрат и т.д.), а частнику, в нашем случае ушлому мужичку все прибыли (имущество в собственность, возмещение затрат и т.д.).    Какое же тут взаимовыгодное государственно-частное партнерство? 

         Как объективно отметили в акте КСП аудиторы: «Фактические расходы областного бюджета при реализации проекта в форме государственного контракта были бы меньше, сравнительное преимущество реализации проекта в форме государственно-частного партнерства отсутствует» (!!!).

        И вот смотришь на все это б.. (безобразие) и возникает естественный вопрос, а для чего вообще это государственно-частное партнерство было заключено? Напрашивается только один вывод,  наверно,  чьи-то интересы  обслуживаются,  но явно не наши с Вами  дорогие земляки.  

        Так кто же нам ответить на этот вопрос?  

 Обращение к читателям:

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, а также, если Вам есть чем поделиться с жителями города и региона на злободневные темы, обращайтесь в редакцию.

И  не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Мы присутствуем в ресурсах:
Яндекс Дзен
Вконтакте
Одноклассники
Telegram
Сайт tv@metafora.tv