Никто не забыт и ничто не забыто: Подвиг Сибирской Армии.  

304

Уважаемые читатели!     Приближается еще одна дата, имеющая историческое значение для страны   – 19 октября 1941г. В современной историографии эта дата считается началом битвы за Москву. Наверно уже много за все годы, прошедшие после войны, было написано историками и участниками тех событий мемуаров и иной публицистики о героических защитниках и их подвигах при обороне Столицы.  Хотелось бы рассказать об одном эпизоде в ходе битвы за Москву, который, в силу ряда причин, был не заслужено обойден вниманием историков. Речь пойдет   о подвиге воинов-сибиряков 24-ой Армии.

Про Сибирские дивизии проявлявших массовый героизм при обороне Москвы и остановивших немецкие орды на подступах к столице было много написано. Даже существует мнение, что слишком много.  Мол, подвиг Сибирских дивизий слишком раздут. На самом деле мы имеем дело только с эпизодами. Просто личные воспоминания. В официальных документах никаких Сибирских дивизий вы не найдете – только части “Резервного фронта” или дивизии из “резерва Ставки”. Иными словами, самые боеспособные части и соединения минувшей войны официально значились как “запас”. Вот такая ирония. И только впечатление, какое оставлял личный состав этих войск на поле боя, невольно вызывал интерес: откуда эти ребята? Ах из Сибири! Так народная молва создала понятие Сибирские дивизии. Что характерно, имен других регионов, которые бы закрепились за представляющими их войсками, во время Великой Отечественной войны больше не было. И это факт.

А что мы вообще знаем о Сибирских дивизиях?  Да в принципе не много!  Как “резервные” войска их, как правило, добавляли в уже действующие армии, где они тоже нередко распылялись на уровне полков и батальонов. Поэтому слава доставалась в лучшем случае “русскому солдату”. И тем не менее, военные историки пытались отследить перепитии войны по этому маркеру. Оказалось, что первые 11  Сибирских дивизий прибыли на Западный фронт, когда немцы уже оккупировали Белоруссию и Прибалтику. Считается, что именно тогда эти войска обратили на себя внимание, потому что под Оршей и Смоленском враг наткнулся на незнакомое ему упорство противника. Тогда и пошел слух о Сибирских дивизиях. Он дошел до Жукова. В своей операции под Ельней (городок в 125 километрах от Москвы) он решил использовать соединения Резервного фронта куда входили части, сформированные на территории Сибирского военного округа, и не прогадал. Так в ходе этих ожесточенных боев Сибирские дивизии уничтожили свыше – 47 тысяч немцев. Это было первое крупное поражение войск Рейха на Восточном фронте.

Передовые немецкие соединения уже рассматривали Москву в бинокль, когда в числе защитников столицы СССР появились новые 10 дивизий из Сибири. На этом “резерв” был исчерпан.  С учетом 15 дивизий и 6 корпусов, направленных в Сталинград, а также 7-ми дивизий, вставших на пути немцев к Ленинграду, мобилизационные ресурсы Сибири фактически были истощены.  Вот почему решающий стала информация о невозможности японского вторжения, что позволило снять с боевого дежурства еще 8 дивизий на Дальнем Востоке. Похоже, эти 18 дивизий и составили критическую массу наиболее боеспособных войск в составе РККА, остановив продвижение немцев на Восток. Хорошей иллюстрацией служат данные по Сталинградской битве, которая, как считается, психологически надломила Вермахт.  Население Сибири тогда составляло менее 10% от численности населения СССР, так вот: из 600 тысяч погибших со стороны РККА 150 тысяч оказались родом из Сибири – каждый четвертый.  Вот такая арифметика. 

Конечно, вычислять сибиряков в общем составе защитников страны – дело неблагодарное, но что делать? Так мобилизация в Сибирском военном округе (в Среднеазиатском и Дальневосточном ее решено было не проводить), в 1941 году, по данным НКВД, привела к гуманитарной катастрофе. Вы думаете, почему посреди войны Сталин затеял расчленять Новосибирскую область? Ведь шла война. Всем было трудно. Все страдали. Но три десятка районов, оставшихся в составе Новосибирской области после выделения из нее Томской и Кемеровской областей — это известный список НКВД, детализировавший зону бедствия. Там сельское хозяйство осталось практически без мужиков и как результат – тотальное сокращение посевных площадей и массовый падеж скота, остановить которые удалось только в 1947, через два года после Победы!

Лично мне хотелось бы, чтобы эта трагедия осознавалась как жертва, которая принесена на алтарь Победы. И не зря. Этому и посвящен наш рассказ о Сибирских дивизиях. Вернее, о сибирской армии. 

Оказывается, была и такая. Ее штаб находился в центре Новосибирска по адресу Красный проспект 53. И это был штаб 24-ой Армии.  Будучи одной из 7-ми армий Второго Стратегического эшелона РККА, 24-я, после начала войны, была направлена под Москву, где приняла участие в знаменитой Ельнинский операции, а уже через месяц оказалось в числе четырех армий РККА, попавших в окружение группы армий “Центр”, двигавшихся на Москву. 

Историки называют этот сюжет самой большой военной катастрофой за всю историю России. Немцы хвастались, что в ходе этой операции под Вязьмой захватили почти миллион пленных!  Правда, писатель-историк Н.П. Лопухин произвел собственное расследование. Согласно опубликованным данным (Н.П. Лопухин, “Вяземский котел”, 2011 г.) официальная версия им не подтвердилась. Найдены доказательства того, что 12 октября 1941 года части 24-й Армии прорвали блокаду южнее Вязьмы, развернули свои порядки и приняли бой, который перерос в сражение, продолжавшееся почти неделю.  Данный факт также подтверждается и немецкими источниками. Так известно, что генерал-полковник Эрих Гепнер, командир “4-й панцирной группы”, которая противостояла сибирякам, в итоге был отозван в Берлин, где был суждён военным трибуналом и расстрелян с формулировкой “за отход от Москвы”. Если исходить из воспоминаний командующего группой армий “Центр” фельдмаршала фон Бока (Fedor von Bock, “Я стоял у ворот Москвы”), эта “панцирная группа”, в составе которой было почти полторы тысячи единиц тяжелой техники, должна была прибыть к стенам Москвы, чтобы принять участие в штурме Столицы. Но ее задержали части 24-ой Армии, прорывавшиеся из окружения. Фон Бок этого не знал. Он поглядывал на часы, получая от Гепнера отписки, что мол, части перепутались и требуют передислокации. А потом выяснилось, что Гепнер, на самом деле, хотел скрыть от командования прорыв блокады, так как ещё 12 октября отчитался о ликвидации Вяземского котла. Он надеялся втихую    ликвидировать прорыв, а потом направиться на штурм русской Столицы. Не срослось. Окруженцы оказались с зубами. Гепнеру в конце концов пришлось звать на помощь Люфтваффе. 20 октября бомбардировщики уничтожили позиции 24-й Армии, но это уже ничего не изменило. Потому что произошло главное: Сталин, наблюдая заминку в действиях осаждающих, понял, что у них не все ладно и отменил свой отлет в Самару, где его уже ждало Правительство СССР. Объявленная 15 октября эвакуация столицы СССР уже была не нужна – 19 октября Москва была впервые переведена на осадное положение. Москвичи ликовали. Фон Бок понял, что теряет инициативу и решил вскрывать оборону Москвы имеющимися силами. Штурмовые колонны танков уже двигались на Коломну, когда пришлось отзывать их обратно так как добровольческие части, состоящие в основном из защитников Москвы, атаковали Тверь (Калинин). Одновременно защищать свой плацдарм и брать Москву фельдмаршал фон Бок не решился.  Не хватало сил. А на следующий день на Подмосковье обрушились ливневые дожди, и вся тяжёлая техника супостата утонула в грязи. Фельдмаршал был вынужден отправить в войска директиву о приостановке наступления на Москву. Блицкриг захлебнулся – Германия медленно, но неуклонно скатывалась в роковую для нее зимнюю кампанию.  

      В качестве дополнения, свидетельствующего о стойкости сибиряков при защите Москвы, хотелось бы еще обратиться к мемуарам немецких офицеров, участников тех событий, которые вот что писали в своих воспоминаниях (Пауль Карель  «Гитлер идет на восток»)  «впервые отборные дивизии вермахта и СС в 1941г. померились силами под Москвой  с сибиряками – высокими, широкоплечими парнями в длинных шинелях…  Сибиряки … сражались стойко. Никогда не впадали в панику — не сдавали ни пяди земли без ожесточенной драки. Они убивали и умирали. Битва шла не на жизнь, а насмерть. Ад полыхал на земле. На перевязочных пунктах было не протолкнуться. Генерал-лейтенант Хауссер, командир мотопехотной дивизии СС “Рейх”, получил тяжелое ранение. Ряд за рядом покрывали землю уже не способные сражаться солдаты – танкисты в черных комбинезонах, гренадеры в рваной полевой форме и военнослужащие войск СС в пятнистом камуфляже. Мертвые, тяжело раненные, обожженные или забитые до смерти. С обеих сторон воюющие зверели – все забыли слово «пощада».

     Так вот легенды на пустом месте не рождаются это я про «Сибирские дивизии». И если даже сильный враг так уважительно отзывается о своем противнике, наверно это что-то значит. 

    И вот что я думаю. Войны сибиряки, прорываясь из окружения и отвлекая на себя значительные силы противника (4-ую танковую группу) получается тем самым тоже внесли весомый вклад в срыв наступательных действий немецких войск на Москву.  Ведь фактически в течении нескольких дней (очень важных для защитников Столицы),  в полутораста километрах от Москвы, они  не выпускали из своих объятий закованного в броню зверя, который   должен был в это время участвовать в штурме Москвы, тем самым существенно ослабив наступательный порыв немецкого вермахта на Столицу.  Может быть, поэтому Москва и устояла.  Последующие события потекли по тому руслу, куда их направили сибиряки 24-й Армии, а   история Третьего Рейха начала обратный отсчёт.

Федор ГРИГОРЬЕВ

Редакция предполагает и дальше продолжить свои журналистские расследования на известные исторически даты и события для страны.

Обращение к читателям:

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, а также, если Вам есть чем поделиться с жителями города и региона на злободневные темы, обращайтесь в редакцию.

И не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Мы присутствуем в ресурсах:
Яндекс Дзен
Вконтакте
Facebook
Одноклассники
Telegram
Сайт tv@metafora.tv